:: 07.11.2005,12:16 ::Новости спорта 
Николай Виткевич: «Пауэрлифтинг — это исконно русский вид спорта»

— Насколько продвинулся пауэрлифтинг, как спорт, за время его существования в Брянской области? Самые яркие достижения последнего времени?

— И у нас в области, и в России, и в мире пауэрлифтинг развивается сказочными темпами. Это видно и по уровню результатов, и по числу проводимых турниров, и по количеству публикаций в СМИ. В скандинавских странах, например, люди просто с ума сходят, десятки тысяч на стадионах собираются, врубают тяжелый рок и отрываются. Арнольд Классик — грандиозное силовое шоу в США. У нас тоже так скоро будет, все жимовые шоу, которые я вел, прошли с огромным успехом. Пока у нас лифтерская тусовка, это, скорее, закрытый клан, куда нет доступа посторонним, хотя занимаются в России, по некоторым оценкам, до 200 тысяч человек, из которых несколько тысяч — регулярно соревнующиеся спортсмены хорошего уровня.

В Брянской области пауэрлифтеры всегда выступали успешно, и этот год не стал исключением. Кроме моей победы на Чемпионате Европы WPC (GRC) в Словакии, в августе Галина Поцелуева выиграла Кубок России IPF в Орле, а Геннадий Еремин завоевал там «бронзу». Алексей Онофриенко занял первое место в весовой категории 82,5 кг на чемпионате России среди железнодорожников «Локомотив». Только что Сергей Шаталов в третий раз стал абсолютным чемпионом мира по пауэрлифтингу среди инвалидов по зрению. Непонятно только, почему спортивные чиновники отказались финансировать поездку на Чемпионат мира другого нашего чемпиона мира — Юрия Пантюхова, ведь пауэрлифтинг — это один из видов спорта, которым спортсмены с ограничениями могут заниматься практически наравне со всеми. Незрячим пауэрлифтерам только руки помогают на гриф поставить, а поднимают штангу они не хуже, а иногда — и лучше зрячих. Люди с травмами опорно-двигательного аппарата могут выступать в соревнованиях по жиму лежа. К сожалению, у нас чиновники любят только говорить о проблемах инвалидов, но никто из них ничем не помог тому же Сергею Трусову, который своими силами из года в год возит на тренировки, а потом развозит по домам незрячих и слабовидящих ребят.

— Каковы основные качества пауэрлифтера? Насколько они применимы в повседневной жизни, в бизнесе?

— Дисциплина, упорство и способность к концентрации. Большинство хороших пауэрлифтеров поэтому — вполне состоявшиеся люди с высоким уровнем образования. В интернете пауэрлифтинг представлен, пожалуй, наиболее широко, это тоже следствие образованности спортсменов.

— Говорят, что у каждого боевого искусства есть своя философия, без которой это будет уже не искусство, а чистая механика. Силовому спорту, такому, как пауэрлифтинг, нужен свой философский фундамент? Какой?

— Известный мастер боевых искусств Андрей Николаевич Кочергин (и.о. президента IUKKK (5 Дан), мастер спорта СССР по военному многоборью, мастер спорта России по стрельбе) в одной из своих статей по психологической подготовке (а он тренирует, в основном, бойцов специальных подразделений у нас и за рубежом) отметил, что пауэрлифтинг вполне отвечает всем представлениям о боевых искусствах и психологически даже жестче — по той причине, что противник может устать, травмироваться или сломаться морально, а штанга — никогда, и выскочить из-под нее не получится, это не тяжелая атлетика. Поэтому философия и у пауэрлифтинга, и у школы КОИ Кочергина одна — полная беспощадность по отношению к себе и отсутствие права на сдачу. Как говорит Кочергин, ты можешь не побеждать, но сдаваться ты не имеешь права: или сражайся или умри. Именно благодаря тому, что мне посчастливилось учиться у Андрея Николаевича, я смог в нужный момент подавить психологически немецкого спортсмена на ЧЕ и вырвать у него победу, подняв столько, сколько было на тот момент нужно, а немец поднял только столько, сколько мог.

— Как и в профессиональном боксе, в пауэрлифтинге есть деление по версиям. Из существующих какая наиболее уважаема? Почему? Чем они различаются?

— Всего версий около десятка, отличия между ними малосущественны — более или менее жесткие требования к экипировке, нюансы судейства, регламент соревнований, очередность команд, — но суть везде одна — поднятые килограммы. Поэтому сразу понятно по результатам, кто есть кто. Действительно заметны и влиятельны в мире две федерации: IPF, которая изначально во всех странах опиралась на спортивных чиновников и административный ресурс и которая лучше представлена в развивающихся странах и в Европе, и Федерация WPC-WPO, которая создана независимыми американскими спортсменами. Первая очень не любит вторую из-за огромной популярности, более высоких результатов и независимости от чиновников и старается всеми способами не допускать ее представителей к себе на соревнования. Вторая открыта и дружелюбна ко всем спортсменам и выступает за свободное участие любых спортсменов в соревнованиях любых федераций. Исторически самой крутой и единственной профессиональной всегда была WPO. Она создавалась как федерация из нескольких суператлетов-супертяжеловесов с совершенно нереальными даже для хороших спортсменов силовыми результатами. Ее основатель и нынешний Президент — профессиональный силовой монстр и владелец сети спортивных залов Кейран Киддер из США, который не только сам в состоянии присесть со штангой около 450 кг, но и сам страхует на всех рекордных попытках спортсменов, поскольку слишком переживает за них.

В 2002 году Киддер присоединил к WPO федерацию WPC, которая была создана в 1986 году для проведения международных соревнований с участием APF (Американской федерации пауэрлифтинга) другим известным американским пауэрлифтером Эрни Францем. В настоящее время — это единая организация, которая проводит чемпионаты мира, коммерческие турниры, силовые шоу. Только выступив в турнирах WPC, вы можете, выполнив квалификационный норматив WPO, получить доступ на профессиональный силовой Олимп. Я — вице-президент именно этой Федерации в России. Нашим Президентом является известный пауэрлифтер и спортивный журналист, редактор журнала «Мир силы», призер Чемпионата мира МСМК Юрий Устинов. Все до единого члены Президиума WPC-WPO России — действующие спортсмены высокого уровня. Наша цель — добиться такого же доминирования российских спортсменов среди профессионалов, какое есть среди любителей. И нам это удается.

С последнего чемпионата Европы мы привезли 16 золотых медалей, 4 серебряные и 2 бронзовые, несколько наших спортсменов уже номинировались в профессионалы, и один из них — Андрей Чесноков — выиграл один из крупнейших профи турниров в Финляндии. Ему, кстати, принадлежит фантастический рекорд в жиме лежа в категории до 75 кг — 246 кг.

Как ни странно, триумфальные победы Андрея вызвали очень негативную реакцию Президента ФПР (IPF) России, пожилого чиновника из комитета по физической культуре и спорту Владимира Богачева, никогда не выступавшего в соревнованиях по пауэрлифтингу. Он попытался дисквалифицировать Андрея и еще нескольких спортсменов WPC–WPO России, например, сильнейшего российского жимовика, чемпиона мира Владимира Кравцова (который, кстати, как и большинство наших атлетов, побеждал раньше и на соревнованиях по версии IPF) и легендарного чемпиона мира, Европы, России и многократного рекордсмена мира и Европы среди ветеранов, 72-летнего академика Игоря Львовича Гольдмана. Только решение Хамовнического суда смогло остановить его желание держать и «не пущать».

Кстати, за подобные «шалости» IPF на несколько лет запретили проводить соревнования на территории США. Они дисквалифицировали нескольких американских спортсменов, которые выступали в соревнованиях разных федераций, те обратились в суд, который восстановил их права, но IPF заявила, что решения суда ей не указ и продолжала препятствовать спортсменам, после чего была изгнана из США. Для IPF это был большой удар, который обернулся серьезной потерей, как престижа, так и популярности, поскольку в те годы основная часть мировых лидеров пауэрлифтинга выступала в США. Лишь ценой больших усилий после отмены незаконных дисквалификаций чиновники IPF снова добились разрешения продолжать деятельность в Америке. В странах, где народ корректней, вроде Германии (у меня там есть несколько товарищей-спортсменов), никаких препятствий никто не чинит, и пауэрлифтеры выступают и там, и там, как боксеры. Только полный идиот, склонный к монополизму, может делить пауэрлифтинг на «единственно верный» и «неправильный». Наши спортсмены начали поступать точно так же, как американцы и немцы, не обращая внимания на чиновников, они хотят утвердить лидерство России во всех версиях.

— С чего стоит начинать человеку, решившему прийти в пауэрлифтинг?

— Надо найти хороший клуб и тренера и впрягаться. Пауэрлифтинг хорош тем, что помост можно оборудовать практически где угодно, любой человек, независимо от природных данных, может, фанатично тренируясь, добиться высоких результатов (получается, что недостаток данных в одном движении оборачивается преимуществом в другом). Вообще, пауэрлифтинг, несмотря на свое название, — исконно русский вид спорта, поскольку у нас в народе всегда занимались поднятием тяжестей и уважали силу. Брянцам повезло в том, что у нас есть и хорошие тренеры, и сильные клубы. В области это Суземская спортшкола и спортшкола в Климово, в областном центре — «Олимп», где работает Президент областной федерации Сергей Трусов. Все решают люди.

В «Олимпе» — крошечный зал с кривым полом и дырявый потолок (видимо, все силы и средства ушли на футбол, и скоро и там появятся, как и у нас, чемпионы мира и Европы), но из этого тесного полуподвала-полускворечника каждый год появляются новые мастера спорта и международники, готовые выигрывать на любых соревнованиях любого уровня. Хорошо еще, что пауэрлифтинг пока не включили в олимпийские виды, а то из него сделают такой же коммерческий балаган, каким стали олимпиады, в которых не осталось ничего из заложенных принципов честной борьбы и на которых чиновники глумятся над спортсменами и делают деньги.

— Споры на тему: употреблять или не употреблять всевозможные стимулирующие добавки, ведутся давно. С Вашей точки зрения, может или нет спортсмен «помогать» себе какими-то препаратами?

— К сожалению, на эти темы рассуждают или совершенно некомпетентные, или заинтересованные материально стороны. В результате никому не нужна независимая и объективная информация. Фармкомпаниям выгодно рекламировать и продавать всевозможные чудо-таблетки, допинг-центрам — получать миллионы долларов за допинг-контроль. СМИ за деньги с одинаковым успехом могут (в зависимости от того, кто заказчик) или обосновать смертельную опасность чего-либо, или полезность и отсутствие любых побочных явлений.

В качестве примера можно привести те же гормоны. Когда есть заказ, вовсю трубят о том, что спортсмены могут поголовно вымереть или, как минимум, заболеть сразу всеми известными смертельными болезнями от анаболических стероидов. То есть гормонами пугают. Когда есть другой заказ — призывают лечить ожирение гормоном роста, женщинам советуют принимать гормональные противозачаточные средства (чем больше, тем лучше), а всем, кто старше 30 лет, прописывают гормоназаместительную терапию. Под видом борьбы «за» или «против» тех или иных препаратов идет просто борьба за контроль над денежными потоками, или нечестная конкуренция.

Когда я слушал, как у нашей олимпийской чемпионки по толканию ядра отбирали победу якобы за применение винстрола, у меня возникли не те вопросы, которые обсуждали в СМИ, типа честная — нечестная, а сугубо практические.

Это очень старый препарат, и всем прекрасно известно, как и за сколько он ловится, кроме того, он не действует немедленно. Даже если бы она накануне старта употребила упаковку, на результате это бы никак не сказалось. До соревнований она несколько раз прошла допинг-контроль, следовательно, она не употребляла его в течение определенного срока так, чтобы он подействовал. Если так, то с какой целью он мог быть применен накануне соревнований? Чтобы поймали с вероятностью 100%? Нет логики, кроме, разве что, одного: эта дубинка бьет на заказ, подкрепленный чьими-то меркантильными интересами.

На самом деле, при наличии желания и умения можно до смерти объесться чесноком (сильнейший природный анаболик) или вылечиться змеиным ядом, все зависит от конкретной ситуации. Некоторым людям не выжить без инсулина, другие от его неправильного применения погибают — все зависит от того, правильно и оправданно ли применяется то или иное средство.

А что касается большого спорта, ну, по-нашему — от уровня мастера спорта и выше, то нагрузки в любом виде таковы, что спортсмен не может их выдержать, если не будет так или иначе поддерживать свой организм. Утверждать что-либо другое — лицемерие, пичкать детей сильнодействующими лекарствами ради результата для отчетности — преступление. А взрослые люди, тем более, занимающиеся экстремальными видами спорта отдают себе отчет в своих действиях, и глупо что-либо запрещать им.

— Если бы Вам предложили выбрать альтернативу пауэрлифтингу, например, в спорте, бизнесе, культуре — что бы Вы выбрали?

— В спорте альтернатива — это контактные единоборства, я ими тоже занимаюсь. Бизнес — это грязная борьба без правил, вроде войны, чтобы получилось в бизнесе цивилизованное соревнование, каким является пауэрлифтинг, надо выбирать ту сферу, которая в меньшей степени затронута недобросовестной конкуренцией — это должен быть прозрачный и интеллектуальный бизнес, а таких почти нет. Пауэрлифтинг в культуре — это тяжелый рок или жесткий рэп.

— Ваш первый шаг в пауэрлифтинге?

— Первый шаг был сразу после армии, в 1986 году, тогда на заре перестройки у нас стали выходить из подполья запрещенные «капиталистические» виды спорта — бодибилдинг (который тогда называли культуризмом), карате, пауэрлифтинг. Центром этих «безобразий» был в Брянске СК «Сталь», где в то время был тренером мастер спорта по тяжелой атлетике Михаил Руденко. У нас стала созревать идея провести соревнования, но мы не знали — как, до тех пор, пока Михаил, съездив на всесоюзный семинар по альтернативным видам спорта (кажется, это так называлось), не привез оттуда примерные правила. И тут же мы 19 февраля 1987 года провели официальный турнир по пауэрлифтингу. Пришло довольно много народу. Участники были разными. Пробовали свои силы качки, тяжелоатлеты (помню, секция тяжелой атлетики из спортклуба автозавода пришла в полном составе — были и МС, и МСМК), все прошло просто здорово! Я занял на этих соревнованиях третье место в категории до 82,5 кг. До сих пор никто не опубликовал документов о соревнованиях, которые официально прошли на территории СССР раньше, чем наши (про наши есть и фото, и дипломы, и другие свидетельства), я специально занимался поиском в интернете.

Потом был еще первый фестиваль боевых искусств — тоже при активном участии Михаила. Сейчас он живет в Москве, мы дружим семьями, у нас обоих дети родились в этом же памятном 1987 году. Потом мы провели в «Стали» еще несколько соревнований. Потом очень серьезно заявили о себе спортсмены суземской спортшколы, оттуда чемпионы мира Вячеслав Ильич Пискунов (он сейчас Президент федерации Москвы) и Елена Игнатенкова, и еще целая плеяда знаменитых пауэрлифтеров.

Я начал ездить на соревнования в Суземку, а потом в составе брянской команды на российские турниры. Потом несколько раз прерывал выступления в соревнованиях по разным причинам, а тут как-то в 2001 году вернулся на помост (меня сагитировал старый товарищ по помосту, МСМК Андрей Моисеенко) и начал неплохо прогрессировать, видимо, годы занятий, в конце концов, перешли в качество. Сейчас мне уже исполнилось 40 лет, и я имею право выступать в возрастной категории мастерс-1, но мне это пока неинтересно. Что я буду делать среди старичков? Я пока, при желании, и в открытом классе не затеряюсь. Сейчас я отдыхаю от пауэрлифтинга и опять занимаюсь единоборствами, делами нашей федерации, пишу статьи в журналы по тренингу и индивидуально помогаю устранить недостатки в силовой подготовке мастерам из контактных единоборств, а дальше видно будет, куда меня еще занесет.

— Расскажите наиболее запомнившиеся курьезностью или, наоборот, трагизмом соревновательные истории.

— Самые сильные впечатления — когда идет борьба за гранью возможностей. Например, на последней Европе помогал выводить на троеборье знаменитого Сергея Кошкина из Ставропольского края. У него была травмирована спина, остается последний подход в тяге и надо обходить словака и, кажется, украинца, а во втором он от боли штангу выронил. Я ему спину тру что есть силы, а сам смотрю, как у него из носа кровь на майку капает (от скачка давления после приседаний такое бывает), а изо рта — кровавая пена, потому что он от боли зубы сжимает, и из под них тоже кровь сочится, а он старается виду не подавать, что больно, только весь белый…Но ничего, промассировал ему спину, одел лямки комбеза, и сказал: «Давай, Серега!». Вся сборная за ним к помосту пошла, и все орали как полоумные! Так он и выиграл, от нашего крика, наверное. Смотрим, он еще белее стал, но улыбается! Вот так наши ребята могут биться.

А веселее всего после соревнований, когда все уже отдыхают, там и шутки, и анекдоты, и танцы под мобильники. Например, в Хосте под Сочи мы уже после посещения ресторана и дискотеки полезли здоровенной компанией через забор на закрытый пляж к морю….Там влюбленная парочка тихо уединилась, а мы-то не знали. И к ним чуть не на голову со всех сторон разом спрыгнули десятка полтора народу, в среднем, по 110-120 кило каждый. Не знаю, что они подумали и куда делись, надеюсь, что со временем оправились от стресса… © ИА «Город_24»




Полную версию статьи смотрите здесь--->